Skip to Content

Пещеры Дальнего Востока. На полях маршрутной книжки.

© Ли Даниил. 2010 - 2011.

Прощальная

Прощалка – это поэма. Это самая протяженная и красивая дыра на Дальнем Востоке. Это воплощённая в камне мечта о прекрасном. Прощальная – это особый мир, великолепный подземный дворец, где есть всё. Лёд и камень, озеро и река, огромные залы и красивейшие ходы, натечные образования и гурровые ванночки, пещерный творог и пещерный жемчуг, занавеси и колонны, меандры и колодцы. Прощальная – это «наше всё».

Пещера потрясает сразу - огромный вход на крутом высоком, заросшем ельником склоне. На входе - но уже внутри - небольшое озерцо, где даже летом на дне лежит ледник. Дальше начинается Авеню - огромный зал, довольно круто восходящий вверх. До потолка достаёт не всякий фонарь. А ведь это только начало... Прощальная напоминает источеный муравьями пень; огромный многоуровневый подземный лабиринт без конца и края.

Вообще, согласно Ю.Берсеневу в Прощальной насчитывается восемь уровней (или этажей – кто как привык). Этажи – это характеристика не глубины, но строения пещеры. У каждого уровня свой возраст. В верхних уже наблюдается обрушение сводов, в затопленных нижних ещё идёт формирование полости. То есть она живёт и по-прежнему развивается, в ней ещё интенсивно протекают все карстовые процессы. Хотя, конечно, оказавшись там впервые, думаешь об этом в последнюю очередь. В основном восхищаешься.

С первого раза - надо полагать от обилия впечатлений - в памяти остаются лишь отрывки, яркие, но не связанные между собой картинки. Как будто набор чужих фотографий, которые можно разглядывать, пытаясь представить всё целиком. Как странный сон, который жаль было бы забыть...

...вот Ягина система – раздолье для фанатиков грязи. Если вы мечтаете перемазаться с ног до головы, то эта система глинистых шкурников всегда к вашим услугам...

...Тронный зал. Какая тут натёчка! А с верхнего "балкончика" отлично смотрится глыбовый завал на полу. Высота там тоже, надо заметить, немалая. Впрочем, лучше один раз увидеть...

...Театральный. Место совершенно уникальное. Знаменит он своими белоснежными занавесями, образовавшимися из известкового туфа. Высота этих ниспадающих занавесей составляет местами 5 м, а толщина слоя всего 2-3 см. Влагонасыщенность туфа позволяет колыхать этот занавес и чуть сдвигать, что каждый предпочитает проверить сам, не доверяя рассказам. Закономерный итог: практически все они сломаны...

...Альбатрос и «Крыло Альбатроса». Первый – зал, второе – образование, давшее залу название. Это участок ложного дна, напоминающий чем-то парящую птицу с широкими крыльями. Наверное самое живописное образование в Прощальной...

...на 37 репере намерзли ледяные геликтиты. Как будто ресницы...

...нижние уровни сплошь покрыты «чешуёй», зачастую ещё мягкой, маленькими известковыми гребешками и «пещерным творогом». Стен там лучше не касаться вообще, слишком уж всё хрупкое...


Несмотря на то, что поколения варваров и просто нерях сильно испортили первозданную хрупкую красоту «жемчужины Дальнего Востока», уцелевшего хватает, чтобы поразить даже повидавшего многое человека. По красоте натечных образований только, пожалуй, Мокрушенская может потягаться с ней. В Прощальной можно бродить сутками, не уставая поражаться великолепию и разнообразию пещерного убранства. Какие белые там потолки! Это невозможно описать, это надо видеть – какие они БЕЛЫЕ. До наших времён, к несчастью, не дожили «белые дорожки» – сейчас они стёртые и грязно-коричневые от глины – но когда-то и они тоже были белоснежные. Растащили на сувениры весь пещерный жемчуг – про него вам сейчас могут лишь рассказать – а ведь он тоже был одной из главных достопримечательностей пещеры. Альбатрос постепенно покрывается глиной – каждый «дикарь» считает прямо-таки своим долгом облокотиться на него перемазанным комбинезоном, фотографируясь на память. Перечислять можно бесконечно...

Основная беда Прощальной – её легкодоступность. Это конечно не Красноярск, где некоторые «дыры» находятся прямо в черте города, но тем не менее… От дороги до  пещеры по прямой метров триста и найти её достаточно легко. В девяностые туда ездили целые орды пьяных «экстрИмалов». (Для справки: как правило, если спелеотуриста назвать экстремалом, он скорее всего поморщится и поправит вас: «Я турист».) Статус памятника природы не спасает, так как одним статусом сыт не будешь, толком она не охраняется и фактически доступна всем.  Несколько улучшилось положение в последние годы в связи с тем, что участок, где находится Прощальная сейчас в аренде, и арендаторы пускают туда далеко не каждого. Впрочем, кого пускать, а кого нет, решают в основном они сами, поэтому, несмотря на уменьшения числа посетителей, их культурный уровень не возрос.

Прощалка хрупка. Почти любое разрушение необратимо. Сломай сталактит – и он вырастет снова лишь через века. Грязный след ботинка на лунном молоке продержится тысячелетия; отмыть его уже невозможно. Любая ваша оплошность будет стоить пещере частички красоты, утерянной безвозвратно. Такими темпами через десять-двадцать лет лишь фотографии да воспоминания «стариков» будут свидетельствовать о былом великолепии некогда прекраснейшей дальневосточной пещеры.

Но я опять отвлёкся. Пещера представляет некоторый интерес для спортсмена, но стократ больший интерес представляет она для эстета. Она и наглядное пособие по геологии, и музей, и храм в одном лице. Это странный подарок природы, один из величайших её шедевров, который люди обязаны сохранить... в первую очередь от самих себя.

Стерегущее копьё

…Станция Санболи.

Стоянка – минута. Орда разномастно одетых людей, груда рюкзаков; тесный тамбур, узкая дверь. Задача: за минуту выкинуть пятнадцать человек плюс пятнадцать немаленьких «экспедиционников» по 30-40 кило каждый. Притороченные сбоку «пенки» цепляются за всё. Впопыхах наверняка что-нибудь забудется. Бегом, бегом… Поезд набирает ход, его провожают взглядами. Все успели? Вроде бы да…

В зале ожидания знакома каждая трещинка. Сколько часов здесь проведено в ожидании поезда либо машины. Поезд – домой, машина – на дыру. До неё от посёлка ещё километров семьдесят, без транспорта никак. До сих пор не пойму: как в обычный «Кантер» влезают пятнадцать туряг с рюкзаками? Который год езжу, а каждый раз удивляюсь.

Час-полтора «в тесноте, да не в обиде» – и вот знакомый отвилок дороги. Дальше пешком – километров семь, пара часов хода, если тропа уже набита. На полпути зимушка: можно перекусить и отдохнуть, подождать отставших. Последний рывок – и вот они первые воронки, самодельные указатели, заиндевевшие деревья. Пришли. Вот он - Улсинский пещерный комплекс.

Краткая справка: Улсинский п.к. относится к Кур-Урминскому карстовому району Баджальской подзоны Горинской структурно-формационной зоны. Большинство пещер комплекса принадлежат к "озёрному" типу (горизонтальные, сильно разветвлённые), и фактически являются одной большой полостью. Так, например, пещеры Труба, Бурундук, Квадрат, Гипролестранс(Дальгипротранс) представляют собой более или менее отделённые от основного хода завалами или льдом части всё того же Стерегущего Копья. Такая путаница с названиями обусловлена в первую очередь тем, что топология  полости(полостей) постоянно меняется; проходы, соединяющие разные части пещеры то затягиваются льдом, то вновь становятся проходимыми. Таким образом, время от времени отдельные части полости обособляются; ситуация усугубляется ещё и тем, что практически каждый значимый зал имеет свой собственный выход на поверхность. В настоящее время деление на отдельные пещеры является скорее данью традиции, чем отражением фактического положения дел.

Здесь нет богатых известковых натечных убранств. Нет пещерного жемчуга, гурровых озёр, глубоких колодцев, водопадов и прочих «канонических» красот. Здесь есть лишь камень и лёд. Белоснежный известняк и до невозможности чистый и прозрачный лёд. Во всех возможных и невозможных видах. Ледники, сталагмиты, сталагнаты, сталактиты, геликтиты, шторы, роскошнейшие плюмажи – и всё из прозрачнейшего льда. Человеку незнакомому с подземным миром трудно представить себе хрустальные лабиринты, полосатые громады ледников, хрупкие узоры инея - всё великолепие убранства, которое способна создать обычная вода.

Есть у «Стерегучки» и ещё одна особенность: она всё время меняется. В неё, как в пресловутую реку, нельзя войти дважды. Этот полуторакилометровый лабиринт подземных ходов с добрым десятком входов и выходов год от года то затягивается льдом, то открывается вновь. Когда-то считалось, что Улсинский пещерный комплекс состоит из множества небольших полостей. Однако со временем обнаружилось, что небольшие пещеры Бурундук, Грот, Квадрат, Лабиринты, Труба – части одной большой, которые периодически отделяются от неё ледяными пробками. Из-за того, что постоянно меняется конфигурация ходов, меняются воздушные потоки и температурные режимы, и соответственно – внутреннее убранство пещеры. Каждая поездка туда – это как своеобразная лотерея: что новенького на этот раз? То на каком-нибудь леднике вырастет огромный "ледопад", то протает обходной спуск в Трубу, то Лабиринты воссоединятся со Стерегущим, то Квадрат отделится… И, конечно, очередная «выставка ледовых скульптур», каждый год что-то новенькое (в 2007г, например, в п. Труба намёрзли сталагмиты в виде сидящих кошек, а в 2008 в Стерегущем были замечены совершенно сюрреалистические «медузы»). Возможно, именно поэтому хочется возвращаться туда каждый год. Но не только поэтому…

Первая дыра – как первая любовь: есть лучше, красивее, сложнее, интереснее, но эта – первая. И не только для меня. Ведь Стерегущее Копьё идеально подходит для  новичков. Оно технически просто, красиво, относительно недалеко расположено (и соответственно поездка на него обходится недорого); множество выходов не позволит заблудиться даже самым неопытным. Кроме того, это одна из самых сохранившихся пещер – вдали от крупных населённых пунктов и «натоптанных» коммерческих маршрутов. Я знаю многих людей, для которых это была единственная в жизни пещера. Но ещё больше тех, для кого она послужила «воротами» в спелеотуризм.

Я всегда буду к тебе возвращаться, Стерегущее...

Каскадная

Представьте себе: посреди низких, пологих, заросших лесом сахалинских сопок стоит гора. Классическая дальневосточная вершина: безлесый крутой каменный склон, покрытый ярким ковром брусники, шикши и прочей, характерной для наших широт растительности, с сухими, выбеленными ветрами и дождями скелетами стланничин и торчащими скальниками. Добавьте к этому немного осыпей, узкий скальный гребень на вершине, пару небольших "зеркал" и - вуаля - перед вами Вайда! Нет, всё-таки чего-то не хватает... Ну разумеется - пещеры!

Вайда - бывший коралловый риф - представляет собой огромную глыбу известняка; в ней довольно много небольших карстовых полостей, и пара крупных. В том числе и шахта Каскадная, до сих пор спорящая с пещерой Соляник за звание самой глубокой на ДВ.

Соляник с Каскадной во многом похожи. Это каскадные шахты, почти одинаковой глубины, примерно одинаковой сложности - даже массивы, где они заложены сходны между собой. Хребет Лозовый (Чандалаз), где находится Соляник образован рифогенными известняками, как и Вайда. Обе пещеры имеют вход недалеко от вершины массива, с примерно равным превышением над окружающей долиной. Но есть и отличия.

Если Соляник - это тяжелая работа, таскание траспортников по меандрам и шкурникам, то Каскадная - это драйв, это стремительно падение вниз, переход в иную, вертикальную плоскость. Во всей пещере не найти мало-мальски протяженного горизонтального хода. Вниз, только вниз. Каскадная идётся одним бесконечным падением: где-то по навеске, где-то свободным лазаньем - но всё происходит в вертикальной плоскости. Там пропадают привычные понятия: "вперёд", "вбок", и остаётся лишь нехитрая система координат "верх-низ".

В этой полости довольно интересные - хотя и не такие роскошные, как в некоторых - натечные образования, странные слоистые стены, и всё же главная красота не в них. Захватывает именно глубина и объём.

Что же в этом такого, что заставляет людей раз за разом возвращаться, вновь идти этой странной, опасной дорогой? Не знаю.. Лично для меня вертикальные пещеры имеют свою, особенную прелесть. Парение во тьме огромного колодца можно сравнить с выходом в открытый космос. Бесконечная чернота, верёвка и ты. Оставь наверху все свои амбиции, сомнения и колебания. Глубина не прощает ошибок. Есть лишь умение, воля, да рука товарища идущего с тобой; вера в навеску, фонарь, и собственные силы. И лишь тот, кто пройдёт весь путь до конца увидит всю изнанку земной поверхности.

Нижний мир. Дорога сильных. Завораживающее великолепие глубины...

Дальнегорские пещеры.

Последние пару-тройку лет я повадился ездить в Дальнегорск...

Причин тому несколько. Во-первых хорошие знакомые в городе. Во-вторых красивые места. А в-третьих из-за появившегося пристрастия к сольным (изредка парным) выходам именно дальнеговские пещеры стали для меня наиболее доступными. Судите сами: прямой автобус Хабаровск-Дальнегорск дважды в сутки, множество дыр в пределах городской черты и огромные возможности для импровизации на месте. Иначе говоря, для того чтобы съездить в те края мне нужно просто этого захотеть. Никакого предварительного планирования, никаких заморочек с транспортом или проводниками, никаких попуток и долгих пеших переходов. Просто взял - и поехал.

Впрочем, нельзя умолчать и о минусах. Пещеры рядом с городом - а тем более известные пещеры - это горы мусора, исписанные стены и полное отсутствие лунного молока (а заодно сталактитов, сталагмитов и т.д.). И в самую первую очередь это относится к пещере Николаевской.

Расположенная всего в паре-тройке километров от города возле достаточно оживлённой дороги, и отлично с этой дороги видимая, несложная и безопасная для прохождения именно Николаевская приняла на себя основной удар "цивилизации". На сегодняшний день её состояние настолько плачевно, что можно с полным основанием сказать: эстетика пещеры разрушена непоправимо и восстановлению не подлежит.

Чуть больше повезло пещерам Новониколаевской и Садовой. Менее заметные и известные - и соответсвенно не столь притягательные для отдыхающих - эти полости хоть и сильно пострадали от вандалов достаточно сильно, но ещё не относятся к категории безвозвратно загубленных. Дальнюю часть Садовой спасает шкурник, Новониколаевскую небольшие размеры и внешняя непривлекательность. Впрочем, при существующем положении дел долго они не протянут и их окончательное загаживание вопрос лишь времени.

Ещё больше повезло Ледяной Малютке, Чёртовым Воротам, Дальнегорской и Тетюхинской. Первые две достаточно удалены от дорог и чтобы найти их уже требуются определённые сноровка и желание. Дальнегорскую бережёт входной колодец. Что же до Тетюхинской, её от(к)рыли совсем недавно, так что туда ещё попросту "не натоптали тропу" отдыхающие. Впрочем, если не принять мер то лет через десять её загадят до состояния Николаевской. Первые разрушения уже заметны.

Особняком стоят пещеры типа Нежной: находящиеся у чёрта на рогах, хорошо замаскированные и труднодоступные. Именно в таких неплохо сохранилось внутреннее убранство и только у них, пожалуй, есть шанс прожить следующие полвека без фатальных изменений. Что же до остальных, то они скорее всего постепенно превратятся в помойки. И это печально...



Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
news | Dracula